logo190           twittervkontinstfacebookLogo 1     

м. Арбатская, улица Волхонка 6/5; (495) 505-26 63

ПОИСК НА САЙТЕ

Россия все равно моя страна

Что такое Россия для иностранцев? Необъятные просторы, неисчерпаемые природные богатства, сложная история и противоречивая действительность, трудный язык и загадочная русская душа.

HizerВ России много непонятного и этим привлекательного. Но влечет она к себе далеко не всех. Надо быть не только любознательным и готовым принять любые жизненные обстоятельства, но и способным к неожиданным поворотам судьбы,  и в этом смысле обязательно нужно быть авантюрным человеком. Именно такой и является моя героиня, жизнь которой теперь просто невозможно представить без России.

 
Первое наше знакомство произошло более 10 лет назад. Заканчивалось лихое время перестройки, но по-прежнему иностранцы были достаточно редкими гостями в России, а особенно в глубинке, где я тогда жила.
Высокая, стройная, с ногами «от плеч», эта девушка поразила меня своей ослепительной улыбкой. Такая улыбка в то время редко «водилась» в нашей стране, больше на глянцевых обложках журналов и на фотографиях зарубежных актеров.

Она приехала в Россию не впервые, побывала и в столичных городах, и на национальных окраинах. Cвоих первых русских друзей она обрела в столице Марий Эл – Йошкар-Оле, где проходила  языковую практику...
Имя ее в переводе с шотландского означает вереск, на русском языке произносится по-разному: Хэза, Хизер… А как-то раз при получении российской визы в ее паспорте  написали Хитер (хитёр), что вызвало многочисленные шутки со стороны русских друзей. Для них, друзей, она просто Хедя.

Мой, пятилетний в ту пору, сын, взял шефство над ней, старался помочь и объяснить непонятное в русском языке. Как-то во время совместного просмотра мультика «Том и Джерри» (если  помните, действие там происходит без слов) он с важным видом спросил ее: «Тетя Хедя, тебе все понятно? Если что, ты спрашивай у меня!».

Сейчас по-русски Хедя говорит прекрасно, кроме руского у нее в арсенале французский и испанский и, безусловно, блестящий английский, потому как по происхождению она англичанка и к тому же окончила престижный Кембриджский университет.

Что привело ее, живущую в небольшом городке на юге Англии, не имеющую ни русских корней, ни русских знакомых,  к изучению русского языка, и как вообще появился интерес к России?

Ее выбор был  и случайным,  и в то же время неслучайным. Открытая ко всему новому, неизвестному, ее пытливая натура тянулась к пониманию  событий, происходящих тогда в Европе. Кадры падения Берлинской Стены по телевидению притягивали ее внимание и будоражили  воображение…  Ах, как ей хотелось побывать там, в самом центре этих событий!

А в России в это время была перестройка. Ей интересно было слушать Горбачева, его живую, полную обещаний кардинальных перемен, речь.
Поэтому когда в школе предложили поездку в Россию, Хэза не сомневалась, «конечно поеду!». Так, в 1991 году она впервые побывала в России. Всего пять дней в Москве и пять дней в Питере. Но  от этой поездки остались самые восторженные воспоминания! Особенно запомнились люди, ходившие с лозунгами и флагами, что-то возбужденно выкрикивающие. А больше всего поразили огромные площади городов, которые манифестанты никак не могли полностью заполнить, коричневый цвет в одежде прохожих и большое колличество  людей в форме, а еще – необъятные поля черно-белого цвета, которые она рассматривала из окошка самолета.

Через год Хэза готовилась поступать в Кембриджский университет. Ей всегда нравились языки, в школе она изучала французский, поэтому учиться собиралась на факультете французского и испанского языков.
Документы были уже сданы, впереди ждали летние каникулы, и тут неожиданно приятельница мамы, работавшая по лингвистическим обменам с Россией, сообщила, что у нее есть  два свободных места в группе, отправляющихся этим летом. Так Хэза попала второй раз в Россию, в Йошкар-Олу. Поселили ее там в семью преподавателя английского языка, где она провела две недели и обрела своих первых русских друзей. Именно тогда она  почувствовала огромный интерес к этой стране.

После поезки Хэза уже твердо знала, что будет изучать русский язык, поэтому по возвращении написала заявление о переводе на факультет русского языка и литературы.

На третьем курсе  Хэза вновь побывала в Йошкар-Оле. Ее лингвистическая практика проходила в газете «Марийский комсомолец», для которого за это время она написала восемь статей. Темами её рассказов были события в Англии, выборы, национальные праздники, быт англичан. Конечно, ей помогали русские друзья, но еще больше – царившая атмосфера доброжелательности.

После этой поездки она поняла, что именно журналистикой и хотела бы заниматься в будущем. Поэтому продолжая обучение в Кембридже, она активно писала статьи для студенческой газеты, накапливая свой журналистский опыт.

Языки, журналистика, политика – эти три кита ее интересов позволили ей тогда участвовать в многочисленных конкурсах в поисках будущей работы. Ею заинтересовываются спецслужбы Великобритании,  она получает  от них положительный ответ на запрос о работе после окончания университета. Ее ждет интересная работа! Но впереди семестр учебы в другом вузе Европы, и Хэза выбирает Францию, факультет русского языка в Тулузе. Именно здесь, во Франции, происходит та встреча, которая   многое изменила в ее жизни.
Она начинает учебу в Тулузе, главной целью которой становится улучшение ее русского. Французский тоже не мешало бы подтянуть. На доске объявлений Университета она находит предложение – обмен: я вам – французский, вы мне – английский. Она даже начинает занятия с приятным молодым французом, но что-то не складывается, занятия скоро прекращаются.

Тогда она сама решила дать объявление, в котором предлагала свой английский в обмен на руcский. По указанному номеру ей позвонил мужчина и предложил встречу. Это был русский эмигрант, хорошо говорящий по-французски, да причем – так хорошо, что Хэза засомневалась вначале, а русский ли он?

На их первую встречу она собиралась особенно тщательно, долго выбирала наряд, делала макияж и все удивлялась себе: почему я это делаю? Встреча должна была состояться у фонтана, и она хорошо помнит, как все волновалась тогда и боялась, что вдруг не сможет его узнать.

Но… они узнали друг друга. А потом они сидели в баре и говорили: сначала по-русски, потом перешли на английский, который Сергей – так звали ее нового знакомого – знал неважно и откровенно переживал за свои ошибки. В конце встречи перешли на французский.

«Как часто будем встречаться?» – спросил он,  – и она ответила: «Давай раз в неделю!»

«О нет, – сказал он, –  надо бы чаще», – и ...позвонил на следущий день. Из его речи на русском Хэза поняла тогда два слова: «половина курицы» и еще, что он предлагает встретиться.

«Ты с ума сошла, – говорили подруги,  – он тебя половиной курицы называет, а ты идешь с ним на встречу!»

А он приглашал ее на пикник, и для этой встречи  приготовил пол-курицы и бутылку вина. Так они стали встречаться почти каждый день, и ей с ним никогда не было скучно.

Вскоре  Хэза поняла, что ей надо позвонить своему бойфренду в Англию и объявить об окончании их отношений: у нее, кажется, начинается новый роман, ее новый знакомый нравился ей все больше и больше.
Затем была романтическая поездка в Барселону. Стояла зима, необычно снежная для Испании. Они ехали по замерзшей трассе, скользкой и опасной. Но даже тогда, когда один раз машину вынесло так, что они чудом не оказались в пропасти, она чувствовала себя спокойной рядом с ним.
Бюджет был очень ограниченный, поэтому ночевали они в машине, а днем гуляли по великолепной Барселоне. Два дня, наполненных счастьем.
Она понимала, что влюблена в него. Он все больше и больше места занимал в ее жизни, несмотря на цепь неудач, которые преледовали его последнее время и незавидного семейного положения, ведь он был несвободен.
А потом они расстались. Хэза уехала к себе в Англию, ее новый знакомый в небольшой городок недалеко от Тулузы, к своей жене и дочке...

Ее встреча с русским не осталась незамеченной для соответствующих служб, и после окончания университета Хэзе было отказано в той работе, которая предвещала, возможно, блестящую карьеру. Конечно, было горько и обидно. Но в это же время пришло решение уехать с островов и переселиться во Францию, где живет ее любимый.

После двух лет регулярных встреч они решили жить вместе, и только после 8 лет знакомства состоялась их свадьба. К этому времени они жили в Булони, пригороде Парижа. У них родился первый ребенок, сын Александр, названный в честь своего русского деда.

Профессиональная карьера Хеди складывалась не слишком гладко. После работы учителем английского языка в частной школе она становится служащей в Организации Объединеных Наций.

Просто ли устроиться на работу в ООН? Нет-нет, за нее никто не просил! Она увидела объявление в американской церкви в Париже. Требовался англоговорящий секретарь, знающий французский и русский языки. Ее взяли практически без конкурса.

Огромное здание из стекла и бетона на берегу Сены, «звучная» организация, мгогонациональный коллектив, неплохая зарплата. Казалось бы, что еще надо? Полтора года она проработала в ООН, но все равно чего-то не хватало. Не хватало творчества, ей было  тесно в рамках ее должностных обязанностей, которые не предполагали ни малейшей инициативы.
Была мечта, мечта об интересной многоплановой работе, просторе мысли и действия. А на поверку приходилось делать многочисленные переводы, скучные, но хорошо оплачиваемые.

Мечта – это действенная установка. Одержимый мечтой человек – человек активный, постепенно он совершает действия, которые и создают те самые обстоятельства, ведущие  его в конечном итоге к осуществлению задуманного.

Она ищет работу в журналистике, наконец – проходит собеседование, после которого становится сотрудницей журнала «Today in English», ежемесячного журнала для франкофонов, изучающих английский язык. Сначала она ведет рубрику «Дайджест английской прессы», а потом становится ведущей собственно раздела «История Успеха», где и появляются ее авторские статьи.

Но творчество было недолгим. Беременность и рождение второго ребенка вызывало неадекватную реакцию со стороны руководства. Постепенно ее функционал уменьшался и создавались условия, в результате которых логичнее  было уйти, чем остаться.

Какое-то время Хэза занимается воспитанием детей. Теперь у нее их двое: мальчик и девочка. Счастье материнства, полное и безграничное,  замещает отсутствие любимой работы. Но вместе с этим появляется еще одно «но».
Во Франции они с мужем  – иностранцы, и как бы ни была прекрасна Франция и великолепен Париж, они всегда останутся чужими в этой стране. Она уже давно почувствовала – скрытую официально – дискриминацию. Ее милый английский акцент не раз отстранял ее от претендуемой должности. Детки же, наоборот, очень скоро, несмотря на усилия родителей к сохранению родных языков, будут поглощены культурой окружения и, естественно, постепенно создастся тот самый барьер-конфликт между поколениями, который возникает в семьях эмигрантов первой волны.
Встает вопрос возвращения, возвращения на Родину. Но какую? Россию или Англию? Россия – практически новое государство, однако все с теми же старыми бедами. Тогда – старая,  добрая Англия? Конечно, Англия. Там, где ценится хорошее образование, где, в отличие от Франции, большой рынок труда и множество предложений рабочих мест, где есть друзья и родные.

 Что еще вспоминается о том периоде ее жизни во Франции? Много международных знакомств, которые образовались во время работы в ООН, много интересных встреч. Конечно, красавец Париж, а еще – открытие французских людей, которые на самом деле очень «закрытые»: французы не принимали ее так, как это принято в России. И особенно запомнилась французская бюрократия. То, что легко получалось в России: контакты с людьми, желание с их стороны помочь и словом и делом, во Франции не было. И еще она поняла то, что все прелести Франции  можно иметь, не живя в этой стране, достаточно просто приезжать сюда на каникулы.
Так, прожив 8 лет во Франции,  в 2006 году, она возвращается вместе с семьей в родные пенаты, город Вонтидж, расположенный недалеко от Оксфорда.

Работу она нашла, что называется, с пол-оборота, без особых усилий. Сейчас она начальник отдела информационного медеджмента огромной строительной компании. Занимается написанием и редактированием  проектов и документации для участия компании в конкурсах на строительство объектов государственного сектора и презентацией компании на рынке строительных услуг.

В их доме, открытом для гостей, всегда слышна разная речь: английская, русская, французская. Подрастают детки, в арсенале которых пока два языка, третий – французский – скоро начнется у старшего в школе.
Напоследок мы говорим с Хэзой еще раз о России.

– Ты часто бываешь в России, скажи, что самое примечательное из изменений, которые произошли?

– Мышление людей. Я вижу, как оно изменилось по сравнению с 1991 годом, и я уважаю русских людей  за то, что смогли приспособиться к новым реалиям. Я не представляю, смогли бы так измениться англичане. Особенно мне нравится молодое поколение. Русские специалисты – лучшие среди программистов, об этом постоянно мне говорит моя подруга, работающая в этой отрасли в Лондоне.

– Что больше всего тебе нравится в России?

– Природа, дикая природа, и, конечно,  люди, у них есть что-то базовое, что уже потеряно у англичан. Всегда чувствую  себя уютно с русскими, они открыты. Русские не боятся говорить о самом сокровенном, о своей душе. Не боятся говорить о сложных предметах, и в тоже время мне нравится простота людей. Каждое путешествие по России приносило и приносит мне  новые интересные впечатления.

По этому поводу Хэза вспоминает об одном эпизоде, который произошел с ней  в 1995 году. Это были трудные времена, гиперинфляция. Ее подруга Раиса организовала для нее поездку в Йошкар-Олу. Билет у Хэзы был только до Москвы. Как она потом узнала, ее подруга, обещавшая купить билет на поезд, просто не смогла этого сделать – не хватило денег. Выручила, как обычно, русская смекалка и русское «авось».

До последнего момента Хэза не представляла, какую авантюру готовят ее друзья и та самая подруга. Перед отъездом из Москвы ей долго выбирали  одежду, затем предложили сделать яркий макияж, а потом беспардонно стали обсуждать ее обувь, которая, по их мнению, почему-то не подходила для поездки. Это слегка задело молодую женщину, но вскоре обида сменилась удивлением... Уже в самый последний момент, в аэропорту, ей сообщили, что она должна пройти по другому проходу, не с пассажирами, а... с экипажем, потому как она будет изображать стюардессу, жену командира экипажа, Раисину подругу. Можете представить ее шок! На Хэзу надели бейджик-пропуск. С фотографии смотрела женщина, совершенно не похожая на нее. Друзья объяснили: говорить ничего не надо,  всего-то пройти по переходу, спокойно и с улыбкой. На дрожащих ногах, с бьющимся сердцем, но с улыбкой на лице она проследовала вместе с экипажем в самолет.
«Это могло случится только в России», – смеется Хэза…

– Что больше всего не нравится в России?
– Отсутствие уважения к человеку, равнодушие к человеческой жизни со стороны властей, милиции и всех тех, кто должен защищать и спасать людей.  

Контраст между русскими, которых я знаю и люблю, и теми людьми, которые занимают ответственные посты.

– Как ты думаешь, ты смогла бы жить в России?

– Если на время, для осуществления интересного проекта, то да, всю жизнь – не знаю.

Но Россия все равно моя страна, я была бы рада, будь у меня возможность иметь там свой дом.

– Вместе со своим русским мужем вы уже 13 лет. Что нужно, чтобы быть счастливой в браке? Твой рецепт семейного счастья?

– Терпение, понимание, умение слушать другого и быть честным. Стараться понять другого.

– Нравится ли тебе русская кухня, и умеешь ли ты готовить какие-либо блюда?

– Да! Люблю и умею готовить селедку под шубой и борщ, пельмени меньше, слишком долго их делать. На Новый Год с удовольствием выпиваю пару рюмочек водки, обожаю русские блины, русское варенье. Попробовав варенье один раз, я перестала есть английское, особенно люблю перетертую с сахаром клюкву. Из курьезов вспоминаю,  когда первый раз попробовала сало, думала, что это сыр, ела и никак не могла понять, что я ем. Нет, сало я не полюбила, а вот икру люблю.

– Наш журнал называется «Бизнес Леди life», на твой взгляд, какие качества помогают женщине стать успешной бизнес-леди?

– Постоянная вера в себя. У женщины лучше работает интуиция, лучше внутренняя организация, и  женщины лучше владеют профессией. Мешает то, что часто женщина озабочена производимым ею впечатлением и иногда стесняется показать, что она умеет на самом деле делать.

– Этот год – год Желтого быка. Что бы ты пожелала русским людям, а в особенности тем, кто занимается бизнесом?

– Больше всего желаю удачи и вдохновения! Остальное, 99 процентов – работа. И само собой, желаю  «взять быка за рога»!

 

Светлана Майоргас, Лион, Франция

Категория: Май-июнь 2009