logo190           twittervkontinstfacebookLogo 1     

м. Арбатская, улица Волхонка 6/5; (495) 505-26 63

Вероника Бурая

Завтра, которое наступило сегодня

2

Интервью: Светлана Давыдова Фото: Евгений Погорелов, архив В. Бурой

Говорят, совсем скоро одной из самых популярных и востребованных профессий станет архитектор энергонулевых домов. Это человек, который занимается проектированием энергетически автономных домов, полностью обеспечивающих себя необходимой энергией и теплом за счет микрогенерации энергии и использования энергосберегающих материалов и конструкций. Но уже сегодня есть люди, которые сделали это делом своей жизни. В их числе - архитектор и хозяйка собственной студии дизайна VBStudio Вероника Бурая. Она знает все о том, как сделать жилье не просто красивым, комфортным и экологичным, но и очень экономичным. И не случайно VBStudio зарекомендовала себя как архитектурная студия, готовая решать самые сложные технические задачи, совмещая их с оригинальными декоративно-художественными решениями.

Вероника, для начала, наверное, стоит подробнее рассказать нашим читателям, о чем идет речь.

Сначала хочу рассказать о новом проекте, который мы активно развиваем. В этом году стартовал новый проект по развитию производства эксклюзивных декоративных изделий «Союз Деко», созданный совместно с меценатом и бизнесменом Мкртичем Окроевичем Окрояном. Муртич Окроевич - крупнейший коллекционер предметов интерьера и архитектуры стилей ар-деко, ар-нуво и модерн, также автор серии книг «Скульптура Ар Деко: истоки и расцвет», основатель музея «Ар Деко» расположенного в здании бывшей красочной фабрики Фридриха Байера на Лужнецкой набережной.

В 2015 году музей «Ар Деко» вошел в Международный совет музеев при ЮНЕСКО.
Наша цель - возродить это роскошное направление в его историческом контексте. Мы разрабатываем современные образы интерьеров, в основе которых лежат работы лучших представителей своего направления, таких как Эдгар Брандт, Жерар Дюнанд, Эктор Гимар, Пьер Бобо… Основная идеология состоит в сохранении духа эпохи между двух войн в ее изящности, утонченности и монументальности.
Благодаря научной базе и образовательной программе музея «Ар Деко» (а наши сотрудники - активные участники семинаров, лекций и выставок) мы создаем роскошные элементы декора, которые являются как самостоятельными художественными экспонатами, так и прекрасными элементами интерьера. В создании каждого образа принимают участие научные сотрудники, историки, художники, декораторы, ремесленники и дизайнеры.
Сегодня организовано активное производство витражей, резных панелей, мозаики, паркетов, цеха литья и ковки. Каждый образ тщательно контролируется от момента формирования эскиза до полного исполнения, учитываются даже самые малые элементы, штрихи и даже игра света. Каждый предмет – это высокое качество, современная технологическая база и профессиональный подход. Многие наши работы представлены в музее «Ар Деко».

Мы работаем в наиболее перспективном направлении: экологические, тепло- и энергосберегающие пассивные дома с плюсовыми коэффициентами энергопотребления. В работе мы используем самые современные технологии (например, альтернативные источники энергии и тепла) и инженерные решения. При этом инженерные конструкции совмещаются с уникальным дизайном. Мы все чаще отходим от таких традиционных и грубых материалов прошлого века, как кирпич и стекло, и заменяем их современными материалами, эффективными в смысле отопления и энергосбережения. Как пример могу привести мембранный поликарбонат, который также уже успешно применяется для общественных зданий за границей, таких как Ханшатыр в Астане (автор проекта - Норман Фостер). Это полимерная пленка с полупрозрачной структурой, которая дает интересный оптический эффект и обладает уникальными свойствами по теплотехнике. Получается, что через нее и небо видно, и в доме тепло. Такой материал в проекте позволяет и в конструктивных решениях выиграть.

Сразу возникает вопрос, насколько эти материалы экологичны? Ведь сейчас очень большое внимание уделяется тому, чтобы пространство вокруг (тем более дом) было экологически чистым и натуральным.3

Экологичность – одна из самых важных составляющих нашей работы. Поэтому все материалы, которые мы используем натуральные и экологически эффективные материалы, которые имеют соответствующие сертификаты качества. Это дерево, натуральный камень, вспененное стекло. Также все материалы проходят тщательную проверку качественных и технических характеристик.

Наверное, чтобы разработать такой проект, мало быть просто архитектором? Какие еще специалисты задействованы в проектировании объекта?

Над каждым проектом, кроме меня, работают научные сотрудники, инженеры и технические специалисты различных направлений, используются передовые технологии, многие из которых реализуются на собственном производстве, что гарантирует высокое качество исполнения, соответствующее самым высоким требованиям.

Вы упомянули собственное производство. Зачем оно нужно? Не проще ли заказать все необходимое?

Мы стараемся максимально обходиться без посредников и укоротить цепочку заказчик-готовый проект. Объясню на самом простом примере. Архитектор (или сам заказчик) задумал для проекта уникальный диван. Он должен найти где-то в Италии (как вариант) дизайнера, производителя, потом поставщика, на каждом этапе нужно, чтобы было полное понимание того, что диван требуется строго из определенной кожи, определенного цвета и оттенка, непременно матовый… И это только по материалу. В результате можно получить совсем не тот диван, который визуализировался в голове на этапе проекта. Поэтому производственные базы, где мы сами можем воплотить практически любой каприз клиента, исключают возможность ошибки.

Но в первую очередь наше производство, конечно, нужно для воплощения наших технических идей. Можно сказать, что в каких-то наших технологиях мы практически опережаем время.

Почему вы выбрали именно такое достаточно сложное направление в работе?

Интерес появился еще в процессе учебы в вузе, но не было уверенности, что продолжу по нему работать. Однако бывает так, что начинаешь что-то делать и у тебя сразу появляется много информации по этому направлению, и уже не кажется, что твои идеи утопичны и никому не нужны (как нам казалось в начале). Оказалось, что не только нам это интересно и не мы одни этим занимаемся. Да, пока общество не пришло к тому, что это единственно возможный вариант развития, чтобы не жить против себя, но очень скоро дойдет. А мы тем временем будем нарабатывать базу готовых решений, которые уже воплощаем в наших проектах. Правда, насладиться результатами пока могут немногие.

То есть пока заказчиков немного? В чем причина? Ведь, наверное, каждый хотел бы жить в доме, который сберегает тепло и энергию.

Заказчики есть. Но действительно не массово. Во-первых, такие объекты строятся достаточно долго (в среднем более двух лет). В процессе реализации проекта приходится учитывать много факторов, в первую очередь - появление новых материалов и технологий. В этом смысле наши объекты очень живые, в них постоянно что-то внедряется и усовершенствуется.

Во-вторых, конечно же, влияет стоимость. В финансовом смысле стандартные проекты со «вчерашними» материалами намного дешевле, а новаторские всегда дороже. Но это навскидку. Наш заказчик понимают, что в современном мире нет смысла переплачивать за отопление бетона, земли и воздуха, если можно потратить эти деньги на что-то другое. Например, на новую машину или новый бизнес. Мы не замечаем многие вещи, а по факту эти затраты колоссальны. Но нужно мыслить на 3-5 лет вперед. На Западе это поняли давно. Неслучайно в Исландии используют тепло и энергию геотермальных источников. Это естественный процесс и по сути обеспечивается бесплатно за счет недр земли.

Попробую объяснить на цифрах. Коммунальная плата за средний таунхаус (250 метров) составляет около 15 000 рублей ежемесячно. Только на отоплении можно сэкономить более 5 000 в месяц (а это 8 месяцев в году). А еще электрика. То есть коммунальные платежи можно свести к минимуму. Затраты на проектирование окупаются через 3-5 лет, а после этого ты по сути вообще перестаешь платить. Вот когда заказчик получает все эти расчеты, то уже совершенно по-другому смотрит на экономическую составляющую проекта.

А как насчет технического обслуживания этих систем? Они же наверняка очень сложные. А, как известно, чем проще, тем лучше. Насколько надежны они в работе?

Мы как раз работаем от усложнения к простоте. В итоге наши системы гораздо проще, чем, например, централизованное горячее водоснабжение. Эксплуатационных трудностей обычно не возникает. Периодически возникает необходимость ревизии и проверки качества работы системы. Перед сдачей объекта проводятся все пуско-наладочные мероприятия и настройка автоматизации систем. Предусматривается доступ ко всем системам, чтобы проверить в случае необходимости. Заказчик получает полный список оборудования и спецификацию материалов и в дальнейшем даже сам может что-то заказать по этим параметрам.

Вы делаете проекты только с нуля или к вам обращаются, чтобы что-то доработать в готовом проекте? Проекты только индивидуальные или есть заказы от застройщиков?

Застройщикам не выгодны такие проекты. Их задача – быстрее построить и продать. Поэтому пока в основном индивидуальные проекты. Но не обязательно с нуля. На любом этапе строительства и любой эксплуатационной ситуации есть возможность усовершенствования, главное в этом - пожелания заказчика. Можно модернизировать одну подсистему - и результат также будет эффективным, а в случае полного комплекса более высокий уровень.

Мы все время говорим о технической стороне вопроса. А как же дизайн? Все-таки у вас студия комплексных решений именно дизайна. Не затрудняет ли техническая сторона вопроса решение декоративных задач?

Да, конечно, дизайну уделяем немалое внимание. В гармонии должно быть все элементы: и конструктивные и технические и декоративные. У нас не остается без внимания ни радиатор, ни светильник. О светильниках хочу сказать отдельно. Именно в контексте дизайна и сокращения энергозатрат. Если дизайнер не будет задумываться об экономии заказчика, он может запросто посоветовать люстру на 12 ламп накаливания, и не важно, сколько электричества будет «съедать» эта люстра. Мы решаем вопросы освещения с помощью светодиодной подсветки. Она может быть очень интересной и красивой. А главное – экономной. Не случайно с нами работает много энергетиков, которые делают максимально точный расчет для минимизации расходов клиента буквально по киловаттам. И каждый пункт имеет логичное объяснение. Учитывается и хорошая варочная поверхность, и бытовая техника (холодильник, стиральная и посудомоечная машина) самого экономичного класса энергопотребления.

Декоративным решением может стать даже избавление от лишнего в интерьере. Если 4 тысячи квадратных метров можно не топить, то можно избавиться от избытков. Все время идет борьба со стереотипами. Убираются ставшие ненужными короба – появляется поле для фантазий декоративного плана.

Вообще я не считаю себя дизайнером в том смысле этого слова, какой сформировался у нас. Я не декоратор, а архитектор, скорее, западного образца. В том спектре, который учитывает и эстетический, и технологический аспекты. Человек, который разрабатывает правильную концепцию помещения, а не выбирает шторы и диванные подушки. Это я оставляю декораторам, если они понадобятся.

Я же отвечаю за сочетание фактур и цветов. Если в интерьере используетсяя натуральный камень, дерево, паркет, его уже не нужно дополнительно декорировать. Оно будет интересным насыщенным даже, если туда не поставят мебель. Если мы используем энергоэффективное витражное остекление, а за окном красивый вид, то в красивых шторах нет никакого смысла. Потолок с продуманным освещением красив сам по себе… У меня есть хорошая база художественного образования, я изучала историю искусств и историю стилей. По мере воплощения каждого проекта я всегда обогащаюсь новыми знаниями, поскольку под каждого заказчика копается целый пласт. Мы можем воплотить абсолютно любой дизайн, но в основе его будет лежать качество и технологический прогресс. Но я не хочу решать за заказчика, как ему жить в его доме, на каком диване сидеть и из какой посуды принимать пищу. Я хочу, чтобы он сам почувствовал и выбрал то, что ему нравится.

По поводу новых знаний. Много ли приходится учиться?

Постоянно. Это диктуется широким профилем нашей компании – от функционального до эстетического. Соответственно я должна владеть всеми смежными направлениями (водопровод, электрика, инженерные кострукции) и владеть всеми тонкостями смежных областей, чтобы понимать, действительно ли нельзя воплотить ту или иную идею, не нарушая концептуальную идею и образ здания.

С удовольствием посещаю тренинги и курсы по энергоэффективному строительству. Но часто убеждаюсь, что мы во многих вещах уже давно ушли вперед и используем гораздо более эффективные вещи. Так что сами могли бы учить. Хотя и толковые программы тоже есть.

Как ни странно, но очень полезны еще советские книги, где даются правильные параметры и логика теплорассчетов. Ну и европейская литература по экологическому строительству. Правда, чтобы понимать написанное, нужно обязательно владеть свободным английским.

А вы владеете?

Я училась в гимназии с углубленным английским, где мы и общались в основном на английском. К концу учебы английский я знала лучше, чем русский. Даже думала на английском. Поскольку сейчас постоянной практики нет, то что-то, конечно, забывается. Но это не касается чтения литературы и деловой переписки с европейскими поставщиками.

Почему выбрали профессию архитектора и когда определились с выбором?

Я даже не выбирала особо. Все было предопределено моей семьей. Я родилась в семье архитекторов в Минске. У меня замечательные родители. Отец работал главным архитектором в крупной компании, у мамы была собственная Архитектурная мастерская. Благодаря их опыту, я узнавала о многочисленных камнях и сложностях в проектировании и строительстве. Так получилось, что с ранней юности я помогала маме в семейном бизнесе и вникала во все тонкости.

Мои школьные друзья и знакомые до сих пор шутят, что Вероника еще в первом классе знала, кем она будет. Наверное, это выглядело смешно, когда маленькая девочка серьезно отвечала, что будет архитектором. Но я других профессий и не знала. Знала, что буду строить дома, города и менять мир.

Перед поступлением в вуз я решила, что буду управлять бизнесом. В то время учебные заведения по управлению были не очень популярны, перспективы сомнительны, плюс родители настаивали, что профессия должна быть связана с исполнением чего-либо, а бизнес как самостоятельное направление было сложно представить. Архитектура к тому моменту уже стала ежедневным заработком. Выбор был очевиден.

А когда возник интерес именно к этому направлению в архитектуре?

Еще в вузе. У нас был экспериментальный поток, и на нас испытывали все новые направления. Большой упор был на конструкции, инженерию, теплотехнику. В программу внесли много физики и математики. Было много преподавателей из-за границы, много нетрадиционного, не советского подхода, конкурсы, международные проекты, обмен опытом, когда выяснялось, что можно думать не только по прописанному кем-то ГОСТу, а по-другому. И уже тогда я поняла, что это намного интереснее, чем просто архитектура, загнанная в ограничения и рамки.

Мысли создать свою компанию уже тогда появились?

После окончания вуза я какое-то время поработала в бюро мамы, и мама хотела передавать мне фирму в управление, но через какое-то время я поняла, что мне это не интересно и поехала в Москву. Работала в самых разных компаниях по самым разным направлениям. В «копилке» есть и малоэтажное строительство, и магазины, и общественные и офисные здания, и крупные административные, и крупные торговые центры. Работала я и главным конструктором в узкоспециализированной компании, где проектировали корабли. И это был очень интересный опыт воплощения идей заказчика (например, корабль-ресторан), где нужно было разбираться в технологиях, разрабатывать все механизмы.

Первые два-три года я даже не думала, что буду открывать свою фирму и что есть какие-то перспективы. Тем более, что московский рынок очень насыщен дизайнерами и архитекторами, но со временем поняла, что упускаются многие вещи и что я могу идти дальше, развивая свое направление. Решать не только декоративно-художественные задачи, но и проблемы энергоэффективности. А еще я понимала, что очень плохо, когда инженеры и архитекторы работают отдельно и у каждого свой интерес, и что нужно их объединять. На этом строилась моя компания. Года три назад мы приступили к строительству разных объектов с нулевого цикла до полной реализации, с использованием геотермии и сохранением тепла, и это стало основным направлением нашей деятельности.

Судя по всем, вы очень много времени отдаете работе. Остается ли место на себя, отдых, семью?

На работе я действительно практически 24 часа в сутки. Без преувеличения. Моя жизнь -это моя работа, я ею живу, я такая до мозга и костей. Плюс командирско-директорское направление. Немногие готовы это терпеть, если говорить о мужчинах. Во многом поэтому я свою семью до сих пор не создала. Но я считаю, что отношения не должны тормозить развитие. Это неправильно. Люди не должны мешать друг другу, они должны быть близки по духу и пониманию друг друга. И уверена, что такой человек в моей жизни обязательно найдется.

Что касается отдыха, то море и пляж – точно не мое. Люблю путешествовать, но, скорее, эти поездки связаны с работой. Еду туда, где нужно обязательно увидеть какой-то технологический объект, сложную конструкцию. Могу приехать и час фотографировать натяжные бабины, которые натягивают тросы. Или ездили с семьей в Суздаль, где сохранилось печное воздушное отопление. Хотела убедиться, что мы все правильно делаем, что современность пока отворачивается от того, что уже давно и эффективно используется в русских традициях.

Конечно же, уделяю внимание себе. Моя работа тесно связана с людьми и общением и обязывает, чтобы внешний вид был соответствующим. Дипломы и сертификаты - это хорошо, но встречают по-прежнему по одежке, то есть по общему впечатлению. Поэтому регулярно хожу на фитнес. А вот диеты не соблюдаю. В моей работе – когда успел, тогда и поел. Правда, я уже 4 года, как отказалась от мяса и являюсь стопроцентной вегетарианкой. Считаю, что это честно, раз я в работе решаю задачи, направленные на сохранение экологии. Мир должен быть зеленым и красивым и никого не нужно убивать. Не вижу необходимости есть мясо в 21 веке, когда его легко можно заменить на любой другой белок растительного происхождения. К этому я пришла сама и никого не призываю разделять мою личную позицию.

Что для вас успех и достигли ли вы его? О чем мечтаете?

Я считаю, что пока нахожусь лишь на первой ступени к успеху. Вот когда полетим с нашими технологиями в космос, тогда и будет успех. И я не шучу. С нашими технологиями, с таким их бурным и активным развитием мы вполне уже можем строить на других планетах, и нас не будет ограничивать земля, вода и атмосфера.

Еще в студенческие годы я занималась концептуальными проектами по созданию подводных университетов, и это не фантастика, это вполне возможно. В проектировании нет границ. Есть же уже города, построенные внутри скал, можно строить на бескислородных высотах, под землей, на воде, под водой. Так что про космос очень смело и преждевременно, но отрицать точно не стоит.

А в ближайщих планах привлечение внимания к нашим технологиям массовых застройщиков, чтобы как можно больше людей жили в экологичных и экономичных домах.

Дизайн-студия VBStudio 

vbstudio.pro

 

Категория: Международный

Поиск на сайте