logo190              facebookvkonttwitterinst     Logo 1  

м. Арбатская, ул. Волхонка 6/5;(495) 505-26-63

04052019

obloghka 02-03s

012019sssss

10-11-2sssss

cover08092018sssss

covvoronkova

06072018ss

02 03sss

obl12018

112017ss

absss

07082017ss1

 __s052017

oblandrs

Page1-2

Page2-2

cover102016s

image-16-09-16-02-20-1

image-16-09-16-02-20

fduecnimage-16-07-16-10-04ss

oblozchka nigilina_ss

апрель 42016s

-6sss

mitrofanovas

Cover 06_2015s

obl 03042015ss

novikovass1

stepanovas

Cover 11 2014 E-1

Cover 11 2014-1

Cover 08-09 2014

sss

Cover122013SS

 11 2013

Бизнес журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин

Деловой журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин 08-10-2012

Деловой журнал для женщин

Деловой журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин

Деловой журнал для женщин

журнал о бизнесе для женщин, выпуск июль август 2011

Женский деловой журнал

Бизнес-журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин

Деловой журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин

журнал о бизнесе для женщин

Бизнес-журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин

Бизнес-журнал для женщин

журнал о бизнесе для женщин

Деловой журнал для женщин

Деловой журнал для женщин

журнал о бизнесе для женщин

ПОИСК НА САЙТЕ

Доктор Л.Б. Киндарова:

«Люблю дарить счастье материнства!»

kindarovs1

Сложно представить, что еще недавно такое явление, как «ребенок из пробирки» приравнивалось к чуду. Первый ребенок, рожденный методом искусственного оплодотворения, был сенсацией, о которой говорили и писали все средства массовой информации. До сих пор не утихают споры между сторонникам и противниками метода. Но… караван идет. Метод, которому нет и 35 лет (первый ребенок из пробирки родился в Великобритании в 1978 году), развивается семимильными шагами. Сегодня нас уже не удивляют аббревиатура ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение) и женщины, которые прибегают к этому методу, чтобы стать матерями. Мы знаем, что бесплодие во многих случаях можно успешно лечить с помощью современных методик, знаем, что такое суррогатное материнство и все же… для обычного человека так и остается таинством и загадкой, как новая человеческая жизнь может зарождаться не в чреве матери, а в лаборатории.

Существует немало клиник (только в Москве их около 40), где женщинам помогают решить проблему бесплодия. Эта деятельность настолько важна, что в 2006 году Благотворительным фондом содействия реализации репродуктивных прав человека «Формула рождения» была даже учреждена премия «Хрустальная пробирка», присуждаемая  представителям российской и зарубежной репродуктивной науки и практики по итогам маркетингового исследования мнения посетителей клиник в области лечения бесплодия. Номинанты премии – врачи и клиники, работающие в сфере вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ).

kindarova2Одной из лучших клиник по итогам 2012 года был признан Российско-немецкий центр репродукции и клинической эмбриологии «Поколение NEXT». И сегодня мы в гостях у главного врача Центра Лейлы Бароновны Киндаровой, ученицы и последовательницы  Б.В. Леонова, основоположника метода ЭКО в России. Лейла Бароновна возглавила клинику в феврале 2012 года. А до этого 14 лет работала в центре планирования  семьи, получая неоценимый опыт в этой сфере.

Лейла Бароновна, на момент вручения премии ваш новый центр проработал всего год. Разве можно оценить работу клиники такого профиля всего за год? Даже если допустить, что самые первые операции прошли успешно…

Честно говоря, мы сами удивились, что получили эту премию. Действительно, год - это очень маленький срок, и мы не ожидали, что нас выберут. Мы даже не пошли на церемонию вручения, и награду получила наш эмбриолог, которая оказалась там совершенно случайно. Но могу сказать с гордостью, что самая первая операция в нашей клинике действительно прошла успешно. И я посчитала это очень хорошим знаком: по статистике, попадание с первого раза – удача. Именно для новой клиники, когда коллективу нужно еще сработаться, освоить оборудование (для клиники было закуплено новейшее), да и просто освоиться в новых стенах. Обычно считается нормальным ждать первого результата до полугода. Но у нас слились воедино мельчайшие нюансы и все сложилось. И оценка нашей работы пациентами (ведь именно их мнение учитывается при присуждении премии в первую очередь) лишь подтверждает это.

kindarova

Удача?

Конечно, есть и доля удачи. Но в первую очередь я это связываю с тем, что изначально вместе со мной пришел отличный коллектив. Все мы работали в научном центре акушерства и гинекологии им. Кулакова, в уникальной лаборатории клинической эмбриологии. А там работают только лучшие специалисты, другие просто не задержатся. Не говоря уже о том, что и попасть туда непросто. Лабораторию основал легендарный врач Борис Васильевич Леонов, благодаря которому ЭКО появилось в нашей стране, а в 1986 году родился первый ребенок из пробирки – девочка Лена. Я счастлива, что именно под его руководством училась в аспирантуре. Он стал научным руководителем моей диссертации и дал мне толчок в жизни. Борис Васильевич - очень мудрый человек, и я часто вспоминаю его фразы, которые до сих пор помогают мне в разных жизненных ситуациях.

Лейла Бароновна, а как вы пришли к такой непростой, самой ответственной и необходимой, профессии?

Я родилась в семье врачей. Мой папа Барон Гарсиевич Киндаров – легенда Северного Кавказа, можно сказать – символ чеченской нации. В свое время он закончил Фрунзенский медицинский институт, в который поступил просто чудом - представителей высланной нации крайне неохотно принимали в вузы СССР. Отцу уже сообщили, что он не прошел отбор, когда один из профессоров спросил, как его зовут. Отец ответил: «Барон». «Неужели в нашем институте не может учиться хоть один барон?» - усмехнулся профессор. Смелая шутка по тем временам! Но папу приняли.

kindar

Врач-хирург первой категории с 50-летним стажем работы, отец более 40 лет года работал врачом в Чеченской Республике, был министром здравоохранения Чечено-Ингушетии, затем - Чечни. При Дудаеве папа ушел с поста и открыл свой институт. На его счету диссертация по долгожителям Чечено-Ингушетии, он - заслуженный врач Чечни и России, это звание ему присуждал уже Путин. А в 60 лет, не побоявшись начать что-то новое, отец уехал в Китай и жил там полгода, изучая традиционную китайскую медицину, там же получил звание Почетного доктора Востока… Сейчас ему 80 и он продолжает практиковать. Его знает вся Чечня, и на прием к нему всегда очереди.

То есть выбрать профессию помог отец?

Нет, отец был против, чтобы его дети стали врачами. Считал и считает, что это очень тяжелая профессия. Но и я, и оба мои брата – врачи. Старший, Заур, – хирург, младший, Зураб - специалист по искусственной почке. Они сейчас тоже в Грозном. В нашей династии вообще очень много врачей разных специальностей: и двоюродные братья и сестры, и племянники…

А где обучались вы, какой институт окончили?

Я окончила Махачкалинский мединститут. Затем приехала работать в Москву акушером-гинекологом в родильном доме, поступила в аспирантуру и получила предложение попробовать направление ЭКО. Не думала ни минуты. Так и проработала в Научном центре акушерства гинекологии и перинатологии с 1998 года и до 2012, пока мы ни открыли наш Центр. (Там же, в НЦАГиП Лейла Бароновна защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук – Авт.).

kindarovs

Я знаю, что и здесь есть своя история, связанная с открытием центра?

Да. Наша клиника создана немецкими учредителями. Существует «Благотворительный фонд содействия сохранению и восстановлению репродуктивного здоровья человека», основанный господином Фредериком Паулсеном. (Помимо всего прочего, доктор Паулсен является владельцем компании «Ферринг» – производителя первых препаратов для ЭКО – Авт.). Фонд строит подобные центры с целью развития в России репродуктивной медицины. Мне предложили возглавить новую клинику. с собой команду. Честно говоря, мы еще ни разу не пожалели, что покинули стены именитого учреждения, чтобы начать новую жизнь в новой клинике. Здесь мы делаем то же самое, но уже на другом уровнe.

Под уровнем вы имеете в виду платные услуги?

Во всем мире клиники ЭКО - коммерческие. Очень хорошо, что наши женщины могут получить эту услугу бесплатно по бюджетным программам и квотам. Там все делают качественно. Я сужу по себе – что здесь, что там я свою работу делала одинаково хорошо. Но проблема в том, что в государственных клиниках очень большой поток пациентов и очередь, которая может растянуться на годы. Есть женщины, которые готовы платить, но за свои деньги они хотят комфорта и удобств, и получают их в небольших приватных клиниках, подобных нашей.

В чем особенность вашей клиники?

Как я уже говорила, здесь работает команда профессионалов – начиная от санитаров и заканчивая докторами. Плюс оборудование, оно у нас (без преувеличения) самое современное и очень дорогое, - то есть уровень оснащения эмбриологической службы самый высокий. И все же наша главная изюминка – очень доброжелательная атмосфера и комфорт. Ведь нашим пациенткам приходиться ходить в клинику на протяжении довольно долгого времени и достаточно часто. Здесь необходимо и удобный график выстроить, и выслушать, и понять. Каждая женщина обращается к нам со своей болью, и наша задача - облегчить ее жизнь. Часто женщине нужно просто доброе отношение. К тому же, у методики нет 100% ной гарантии, и в случае неудачи пациентка не должна уйти обиженной и расстроенной. К счастью, нам это удается, о чем можно судить по отзывам на нашем сайте, - отрицательных нет вообще.

Кто ваши пациентки? Есть какой-то общий портрет?

Пациентки совершенно разные. Конечно, основной возраст в среднем - 35-40 лет. Это тот возраст, когда женщина уже состоялась в жизни и понимает, что пора иметь детей. Или у женщины - второй брак, и нужен общий ребенок. В целом, возраст колеблется от 18 до 55 лет. Потому что причины обращения в клинику могут быть совершенно разные. Женщины в возрасте часто приходят на фоне личной трагедии. Например, погиб единственный ребенок, внуков не будет, смысла жизни нет. И здесь я понимаю, что ребенка еще нужно вырастить, но не имею морального права отговаривать пациентку. Это ее решение, и запретить иметь детей никто не может.
К тому же, все чаще причиной бездетности пары становится мужской фактор бесплодия. И в этом случае мы тоже помогаем. Причем до последнего стараемся обойтись без участия донора. Один из методов: берется пункция из яичка, сперматозоиды доращиваются в лабораторных условиях, и уже потом ими оплодотворяют яйцеклетку. Бывает, что сперматозоиды вялые. Они просто не добираются до яйцеклетки даже при создании всех условий в лаборатории. Раньше после нескольких неудачных попыток приходилось все-таки прибегать к помощи донорской спермы. Однако современное оборудование (которое есть в нашей клинике) позволяет взять один сперматозоид и ввести его в яйцеклетку. Тогда оплодотворение происходит гарантированно, и будущей маме подсаживается ее яйцеклетка, оплодотворенная спермой мужа!

Но ведь бывают ситуации, когда с мужем все в порядке, а своих яйцеклеток у жены нет?

Да. Тогда мы берем донорскую яйцеклетку, которой может стать, например, яйцеклетка близкой родственницы. И это самый желательный вариант, чтобы генетически ребенок был наиболее близок к матери. Часто женщины приводят сестер или даже дочерей от первого брака. А если такого человека нет, тогда уже подбирается яйцеклетка стороннего донора.

Подобрать донорскую клетку тоже можно в вашей клинике?

Да, конечно. Мы постоянно приглашаем и доноров спермы, и доноров яйцеклеток. Единственное, чем мы не занимаемся, - это подбором суррогатных матерей. Точнее сказать, подбор суррогатной матери и все юридические вопросы находятся вне сферы нашей деятельности. Это наше осознанное решение, потому что вопрос суррогатного материнства очень тонкий, хотя это направление и могло бы приносить немалый доход клинике. Наши пациенты, будущие родители, сами занимаются поиском суррогатной мамы и оформлением взаимоотношений с ней, мы только осуществляем подсадку и ведем беременность. Кстати, программа суррогатного материнства очень строго регламентирована - воспользоваться услугами суррогатной матери можно только по ряду медицинских показаний, когда будущей маме ребенка вынашивать ребенка однозначно противопоказано. То есть нежелание испортить фигуру или карьеру не может стать причиной участия в программе. Почему-то далеко не все об этом знают.

А часто отговариваете клиенток от ЭКО и уговариваете лечиться другими методами?

Я очень не люблю слово «клиентка». У нас пациентки. Но в таком контексте вы, конечно, правы. По сути мы оказываем платную услугу, и получается, что я сама отказываюсь именно от клиентов. Но в первую очередь я врач, и если я вижу, что можно пробовать получить результат (беременность) другими способами, то обязательно уговариваю оставить ЭКО на самый последний момент. Не удается решить проблему за год-два – тогда используем ЭКО. А с нашими специалистами и аппаратурой очень часто получается обойтись без него. Но самая большая радость, когда уже в процессе подготовки к операции женщина сообщает, что беременна. Это связано с тем, что просто снимается психологический блок. Зная, что уже вот-вот ее мечта иметь ребенка исполнится, она перестает все время об этом думать, расслабляется, и все получается естественным образом.

Можно сказать, что работа мешает семье?

Ни в коем случае. Да, я очень много времени провожу на работе. Я не могу без этой работы и получаю от своего труда огромное удовольствие и удовлетворение. Но семья занимает в моей жизни не меньше места. У меня любящий муж и прекрасные дети - дочери Анетте 7 лет, она в этом году пошла в школу, сыну Алави – 5. К сожалению, они больше времени проводят с отцом и няней, но я стараюсь быть с ними каждую свободную минуту. Все выходные мы проводим вместе: ходим в кино, театры, музеи, гуляем. Меня можно назвать «ненормальной» мамочкой - знакомые смеются: когда мы куда-то едем, я беру всегда с собой две огромные сумки с едой и одеждой. Мало ли что.
У меня ощущение, что с детьми пришло мое второе детство. Столько мультиков в моем детстве не было, смотрим их вместе запоем. Мне интересно все, что интересно им. Я расту вместе с ними. Два раза в год (зимой и летом) мы обязательно ездим в Грозный к моему отцу. Детям там очень нравится, они попадают в огромную шумную дружную семью, прикасаются к семейным традициям. Конечно, папа нас там ждет больше всех и каждый раз считает дни до нашего приезда.
Меня часто зовут на международные симпозиумы и конференции, и я могла бы ездить очень часто, но почти всегда отказываюсь. Однажды должна была лететь на конференцию в Ирландию. На пять утра было заказано такси, а в три часа ночи сын закашлял, заболел, - и я никуда не полетела.

И все же работу ради детей вы не оставили…

Я нужна моим детям. Но у них все хорошо. А главное, они у меня есть. И я должна помочь другим, чтобы у них тоже были дети. Я люблю свою работу, люблю своих пациентов, а они уже идут именно ко мне, на мое имя. И я не могу их подвести. И дети, мне кажется, уже понимают, какая важная у мамы работа, а в будущем обязательно будут гордиться мной.

Вы действующий врач и сами ведете пациентов и проводите операции. Когда вы успеваете руководить клиникой? Ведь административные обязанности, наверное, тоже требуют много времени?

Как я уже сказала, люди идут именно ко мне. В день я принимаю 50-60 (!) человек. Если бы со мной не работала команда профессионалов, мне, действительно, некогда было бы оставаться врачом. Но команда есть. Генеральный директор, менеджер, администраторы – все они понимают, как мое время ценно и важно для пациентов и делают все, чтобы освободить меня от каждодневной рутины. И я им полностью доверяю в этих вопросах.

В конце интервью Лейла Бароновна предложила мне небольшую экскурсию по клинике. Надо было видеть, с какой гордостью и любовью она показывала мне каждый уголок, подчеркивая, что такая чистота и уют здесь всегда (в чем я и не сомневалась). Побывали мы и в сердце клиники – лаборатории, и в операционной, где продумана буквально каждая мелочь. Например, пробирка с эмбрионом передается через подогретое окно (чтобы клетка не испытала стресс от перепада температур и не погибла), а пациентка может наблюдать за процессом подсадки на мониторе. На стенах вестибюля висят фотографии улыбающихся детишек, которые родились благодаря Лейле Бароновне и ее команде. Вижу, как она улыбается, глядя на них. И может рассказать буквально о каждом! Здесь же висит бумажная елка с шариками. На каждом шарике имя ребенка, возраст и название игрушки или какой-то вещи. Оказалось, что таким образом в клинике собирают новогодние подарки для детишек из подшефного детского дома в Нарофоминске. Каждый посетитель клиники может исполнить желание ребенка, выбрав шарик. А кто-то просто оставляет деньги, чтобы купили то, что нужно. (Авт.)

Мы часто стараемся устроить детям праздник. Покупаем вещи, подарки, привозим в детский дом спектакли и шоу. Если нужно – оплачиваем дорогостоящее лечение и операции, - рассказывает Лейла Бароновна.

Уже собираясь уходить, я вспомнила, что не задала наш традиционный вопрос об увлечениях. Правда, в ответе почти не сомневалась, но все-таки спросила. И вот какой ответ получила. (Авт.)

Мое увлечение – моя работа. На хобби не хватает времени. У меня даже нет времени на походы в салоны красоты или на фитнес, хотя я могу себе это позволить. Но, знаете, если бы мне пришлось заново прожить свою жизнь, то я бы не стала ничего менять. Я выбрала бы только эту профессию и снова дарила бы людям самое главное – возможность иметь детей.

Интервью: Светлана Давыдова


ЗАО «Поколение NEXT»
г. Москва, ул. Школьная, д. 4042
Тел./Факс: +7 (495) 6789003
Email: info@pokolenienxt.ru
www.pokolenienxt.ru

 

.

 

Родительская категория: Все журналы
Категория: 03/04 2014